ciesin.ee


Новости

Города Эстонии



Все самые новые квартиры в Волгодонске представлены Вам.




Пресса

Молодых врачей привязали к Латвии налоговой цепью

Немецкое общество позаботилось о летнем досуге детей

"Почему в Сейме все наоборот?"

Внимание! Розыск!

Сбила скутер

После погромов в Ванкувере госпитализированы 150 человек

Затлерс до Лиго встретится с руководством "Единства"

Рассмотрит вопрос об амнистии налоговых долгов

В Иране публично повесили двух педофилов

Эксперты: Латвии не светит создать свой Оксфорд

Суд оставил под арестом "стрелка из Citadele Kino"

Аварию на ЧАЭС ликвидировали 6000 латвийцев

Одобрено соглашение с международными кредиторами

Вузы обяжут приглашать преподавателей-иностранцев

Скорбим вместе с вами

Латвийцы за границей тратят больше иностранцев в Латвии

Персонал "Фукусимы-1" эвакуировали из-за задымления

Шлесерс оспорит сокращение "дорожного бюджета"

Каддафи предложил 350 евро за голову каждого повстанца

Кто и сколько заработал

Жена вратаря "Зенита" и сборной России Малафеева погибла в ДТП

В ближайшие дни ожидаются снегопады и порывистый ветер

Доку Умаров взял на себя ответственность за теракт в "Домодедово"

Сообщили о взрывчатке, заложенной в здании Сейма

Лыжную трассу захватили вооруженные люди

Европейцы смогут лечиться в любой стране ЕС

50 латов за развод у нотариуса

Девочку убили сани

Центр языка открыт для всех

Обнародовано латышское досье на «оккупантов»



Новости -> 18-летний сержант противовоздушной обороны

18-летний сержант противовоздушной обороны

16.04.2010 15:15


Дать интервью газете Ольгу Андреевну Соколову пришлось уговаривать долго.

Дать интервью газете Ольгу Андреевну Соколову пришлось уговаривать долго.Смущаясь от нашего внимания, она повторяла: «У нас в ДОБАКе много заслуженных. А я была самой обычной фронтовичкой, ничего героического во мне нет.
Нет более трагического слова, чем слово «война». Не случайно, мирясь со многими бедами и проблемами, мы произносим вечное: «Только бы не было войны!» Сегодня, когда от гордой даты — 65 лет мира на Земле — нас отделяют два месяца, особо осознаешь, какой дорогой ценой далась эта победа. Война принесла столько горя, ненависти и поломанных судеб, что грош нам цена, если когда-нибудь мы забудем тех, кто по праву носит гордое звание Победителей.
Прощальный вальс
Оля родилась в многодетной крестьянской семье. После окончания школы Оленька поступила в Библиотечный техникум. Мама очень радовалась, что дочка учится.
Может, и сложилось бы все по-иному, если б не война. Сколько лет прошло, а слезы нет сил сдержать. Помнится, словно все это было вчера: Оленька танцевала на выпускном вечере, все шутили, было безумно весело и радостно... Только смущали печальные глаза директора. А его слова в конце вечера прозвучали как-то очень по-отечески, мягко и почему-то горько: «Танцуйте, ребятки. Веселитесь. Танцуйте, сколько хотите...».
Уже потом, когда из Бора, расположенного под Новгородом старинного городка, плыли на пароме, резанула по сердцу страшная новость: «Война началась, товарищи». И только тогда ребята поняли, почему был расстроен директор: он знал, что в приграничье идут бои, фашисты бомбят города, но молчал, понимая, что уже завтра многие из его воспитанников оденут военные форму. И многие из них так и останутся молодыми...
Шла война, но и жизнь не стояла на месте. По распределению Оля поехала работать заведующей библиотекой Арзамасского педагогического института. Там почти сразу же поступила на курсы медсестер, которые, по большому счету, ей не пригодились. А в апреле 42-го ее призвали в армию. 29-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (сокращенно – ВНОС) — первое место ее службы.
Девчонок сразу остригли под мальчишек, и они плакали, когда их роскошные косы падали наземь под безжалостными ножницами. Хрупкая Оленька со своими обритыми височками и вовсе стала похожа на 14-летнего подростка. Только юбочка напоминала о том, что солдатик — девушка. А зимой, в ватных брюках и армейском полушубке, Ольга вообще смотрелась настоящим красноармейцем, только очень юным.
«Мамочка, родная, помоги...»
Военная история, повествуя о становлении противовоздушной обороны (ПВО) Советского Союза, сухо приводит цифры и факты: «Накануне Второй Мировой войны ПВО страны представляла собой 13 зон и включала в себя 6 полков, 35 отдельных батальонов и 5 отдельных рот ВНОС. Первые радиолокаторы РУС-2 — радиосредства обнаружения противника — успешно прошли испытания».
А на деле технические средства обнаружения противника в воздухе только-только начинали применяться в приграничных районах страны. Их функции выполняли вчерашние школьницы и студентки, заменившие ушедших на фронт мужчин. Стоя на наблюдательных пунктах, представлявших собой деревянные конструкции, девушки на слух определяли: сколько самолетов противника, какого типа, в каком направлении летят.
...Оленька, дрожа от страха и стараясь не смотреть вниз, сверкая оцарапанными коленками, карабкалась по шаткой лестнице на наблюдательную вышку. «Слава Богу, дошла», – девушка перевела дыхание, затем внимательно осмотрела округу и вслушалась. Тихо...
Вдруг донесся еле слышный рокот моторов. Шум стремительно нарастал. «Фашисты, сволочи, опять идут на Горький», – молнией пронзило Ольгу. Схватив трубку полевого телефона, она четко и громко передала связисту: «Высота – 1200, курс — 180, тип самолета — тяжелые бомбардировщики».
Сколько лет прошло, но и сейчас, заслышав гул работающего самолетного мотора, Ольга Андреевна замрет, внимательно вслушается и безошибочно определит: «Гражданский пошел на запад... А это – военный, не наш, натовский.
И через несколько минут где-то на одном из прифронтовых аэродромов к своим машинам уже спешили летчики, чтобы остановить самолеты, несущие смерть. Фашисты летали бомбить Горьковский автомобильный завод, Красное Сормово, авиастроительный «Сокол», станкостроительный. Ежедневно десятки тысяч человек шли на свои рабочие места в промышленную зону Горького (сейчас — Нижний Новгород). Людской поток был такой мощи, что напоминал праздничную демонстрацию, только на лицах людей не было радости. Если юнкерсам удавалось прорваться, то начиналась страшная бойня. Но думать о человеческих жертвах было некогда: если фашисты разбомбят электростанцию – станут заводы оборонки. Было страшное время — спасали технику, а не людей.
Вышки стояли в лесу, и пост наблюдателя словно парил над кронами деревьев. Но девчонки не замечали этой романтики: любое дежурство в их коротенькой жизни могло стать последним, ведь техника была «на грани фантастики». Были, к примеру, такие устройства, которые назывались ямами прослушивания. В лесу они были не нужны, а вот под Курском, на равнинной местности, обойтись без них было невозможно.
Ямы прослушивания — специально вырытые в земле углубления, где звук работающих моторов фашистов был слышен четче, что упрощало определение направления движения самолетов. Из землянки до ямы девчонки добирались бегом, фашистские летчики расстреливали их из пулеметов на бреющем полете. Разве забудешь, как бежали по траншее и про себя молили «Мамочка, родная, помоги...», как по ночам наблюдали жуткое зарево пожаров в Курске?..
Во время обучения яма прослушивания разбивалась колышками, расставленными по ее переметру: 0 градусов, 90... 180... 360... Различать типы самолетов девушек учили, показывая им рисунок или фотографию какой-нибудь части самолета: хвоста, крыльев, фюзеляжа. А потом практика. У немцев самолеты заправляли другим бензином, поэтому отличать рев их двигателей девушки научились быстро — даже тогда, когда «юнкерсы», «хенкели» и «мессеры» скрывались за облаками.
На Запад!
Если собрать все фронтовые воспоминания Ольги Андреевны, то получится томик очень солидной толщины. Псков, Курск, Горький, Воронеж... В начале 43-го часть батальона, где она служила, влилась в новый зенитно-артиллейский полк 1571. Укомплектовали полк «зелеными» новобранцами — «скороспелыми», как их называли. Тех, кто имел военный опыт, назначали командирами. В одной из батарей орудием командовала девчонка. А саму Ольгу перевели в связисты.
Победе Ольга вместе с боевыми товарищами салютовала в Таллинне. Здесь же, в эстонской столице, на военном кладбище она похоронила свою лучшую подругу — красавицу Анечку Старостину, не дожившую до окончания войны всего несколько месяцев. Ее и еще троих ребят сбил грузовик эстонского батальона, располагавшегося неподалеку от Ольгиного полка. Сейчас рядом с могилкой Ани стоит Бронзовый солдат, демонтированный эстонскими властями три года назад.
Послевоенная судьба разбросала бывших однополчан по необъятным просторам тогда еще общей родины, но в День Победы они ежегодно встречались в Таллинне. Так было до 1988-го года, хотя с каждым годом бывших однополчан приезжало все меньше и меньше. Но обостренное чувство фронтового братства они сумели пронести через всю свою жизнь. И сейчас Ольга Андреевна Соколова, как на работу, идет в свой ДОБАК. Потому что есть те, кто слабее, кому нужна ее помощь.


Источник: http://www.pribaltnews.ru/rus/novosti/n1001409

 
 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 ciesin.ee